С.ТЕСЛА

Сергей
ТЕСЛА
***
Ходят звезды по ночам
Тонконогие
Собирают следы Единорогов
Лепят из них сны
Прячут в дорогу

Что делают сны
Пока мы не спим
Что шепчет суфлер за кулисами дня?
Забытую сагу
С финалом таким
Что найдешь
И дом, и простор, и коня

А под спелой луной
Зреет огненный круг
И огонь разливает
Песню по жестам
И над дерзкой спиной
Знак взметнувшихся рук
Взмах волос развивает
Волшбу по окрестным
Просторам

Там
Тела оставляют на травах
Ожидать на обочине лунной дороги

Пока не сыграют
На лунных октавах
Песню скачки
На Единороге
 
 
 
 
 
 

***
В сумерках день проникает в ночь
Как любовник
Вплетает волосы в пальцы

Снова тело проходит в ночи
Геометрию лба
локтей
и тоски
Встает на носки
И уходит в прозрачные дебри сна
Бренное тело

Тяжелое, бренное, спелое,
Дрожащее, лунное, белое
Черная, плавно скользящая, тень
Лепит из пьяного запаха трав
Теплый портрет незнакомца
В дыхании ветра

Ветер вьет гнездо в волосах
И несет яйцо в голове
Собирает в горсти взмах
Поджидает стук в скорлупе
Прозрачная птица Ветер

Вороненым крылом
Над раскатистым лбом
Нахохлился звон
Колокольного неба
Кто не был стволом
Кто листьями не был
Тому этот вкус незнаком
Вкус густого восторга

Свет беззвучно вращает вихрь
Зацветает черто-Полох
На вершине меча
Вращается тихо
Перо
Просторным плащом
Ночь ложится на плечи
Тому, кто не путал дорог
И волшебным рогом
Дороги млечной
Касается Единорог
Эльфы потчуют элем
Лунного зверя
Гномы куют изумрудный звон
С горизонтом дыхание сверив
Распускает крылья Дракон

 
Дракон алмазного утра
Парящий Дракон
 
 
 
 
 
 

***
Тихий шорох взгляда о свет
Створки времени
Тайна
Предмет
Перо, словно чаша
Кружась, вызывает вихрь

Вихрь медленно сняв капюшон
Расправляет гибкое тело
Как стих
Как легенду
Как сон
Как путь за пределы
Ключи

Затевают танец предметы
Вплетая знаки в лучи
Одеваются
В зыбкое пламя
предметы
Выгибая тела
как ключи

 
 
 
 
 
 
***
Ночь – прозрачный театр
забытых имен
Где под шорох знамен
в перламутровых знаках
Зеркала распускают
упругий бутон
Вытанцовующий на
проворных капах
свой затейливый танец
огня и воды
В тонких складках слюды
из лунного света

Эти гаммы предчувствий
от страха до трепета
когда тайну вылепливает
из темноты
легкий всплеск
амальгамы
таинственный слой
Что сродни лучезарной
пустоте сновидений
такой же упругой
как изгибы мгновений
когда, наконец, возвратишься домой
в легкость полета, в поток совпадений
В тепло на груди под любимой рукой

 
 
 
 
 
 
***
Случается снится дождю
Окно комнаты
Случается снится комнате
наше молчание
Случается
Выборматывая переулками утро
Забредаешь нечаянно
В чей-то сон
То дом, захваченный желтыми листьями
Вымалчиваем в унисон
То сон, как пруд серебристый
А какое небо белое вымолчали
Словно скатерть молоком
Вымочили
И раскинули
Что бы просохла

Высыхает молоко
в облако
И скорей норовит
слинять
Вот что бывает
Если спать на закате

Или
Сутки не спать

 
 
 
 
 
***
Испугом восторгом пробужденный
На грациозно распростертом шелесте
Ловя свой взгляд
По комнате бездонной
Я тень свою застал
В безумном жесте
В прыжке волос
В немыслимом изгибе
плеча и шеи
В паузе руки
И в крыльях крика

Звал тень пантеры на пороге
Как каплей тронутый бокал
Когда искал к тебе дорогу
Я в складках шелковых зеркал

За тихим всплеском амальгамы
Не различить легчайши тел
Лишь тонкий луч
Скользнул у рамы
Да пух у крыльев поседел

 
 
 
 
 
 
***
Маятник парит в пещерной мгле
Рассекая вязкое безмолвие
Точный и проворный словно молния
Легкий, словно пламя на угле
Вдалеке от мелочных подсчетов
Он качает ночи колыбель
И надежно защищает дверь
Кельи для внутренних полетов
Словно пульс
неслышен и настойчив
Словно пульс
Он не имеет цели

Словно путь
От выдоха до вдоха
Падая, взлетает, как качели

Этот ритм примеряв к наготе,
Мы сливаем в поцелуе лица
Что бы маятник парил
безумной птицей
Ход не замедляя в темноте.

 
 
 
 
 
 
***
Две ладони
Легкие как птицы
Бережно ощупывают воздух
Дух
Застенчиво меняет лица

Пальцы трогают
Слегка дрожащий мрак
Приглашая больше не стыдится
Поднимают сброшенные лица
Нанося на них янтарный лак

Руки нежно расставляют маски
Словно легкие мазки
Кладут на кожу
Вот и взгляды их похожи тоже
А не только сдержанные ласки

Дух струится
В трепетном изгибе
Каждой черточкой рукам знакомом
Все плотнее покрывают
Стены дома
Маски
Не скрывающие лица

 
 
 
 
 
 
***
«Лицом к лицу лица на увидать»
А из зеркал порой глядят не те
В них
Как в давно покинутых вселенных
Лишь отголосок
Слепок в пустоте
Как эхо
Застывающий на стенах
Но лица
Тихий танец пустоты
Затейливая галерея масок
И восхищенно замираешь ты
Перед игрой почти оживших красок

Почти герой
Почти что Дон Жуан
Сраженный робостью и редкой мастью
Ты счастлив верить
В красочный обман
И видеть как во сне
Великий мастер
Своих работ готовит новый строй
Ваяя их из чувства – глины зыбкой
Украсив их нечаянной улыбкой
И оживив
Несдержанной слезой

 
 
 
 
 
 
 
***
Пустая чашка на краю стола
Срез апельсина на краю бокала
Луна у облака обманчива мала
Закат загадочен и свет вполнакала
А грань остра, пугает и манит
И сумерки предчувствием тревожат
И ткань костра – танцующий магнит
Не сможет удержать меня
Не сможет
За гранью отыскать мой след тоска
Что рыщет в пыльных переулках правил
Ее удел – рассыпчатость песка
И тех одежд, что я на нем оставил.
***
Тень книги на стене молчит не так
Как тень стола на досточках паркета
Иначе чем косая тень портрета
Во сне отсчитывающая такт
Не так молчит сегодня желтый лист
Что чашей запечатал подоконник
А тени от листа, чей путь волнист,
– витая раковина
Сон, ее поклонник
Теперь молчит иначе чем всегда
Загадочной улыбкой опьяненный
Он утаил тугой стакан граненный
И дрожью в нем пропитана вода

А дом пронизан светом полнолуний
Бесшумно облетающим ступени
И напряженно застывают струны
И мягко на ковер ложатся тени
Так звук парит у клавишей органа
Заполнив храм
Меняя силуэт пейзажа очертанием тумана
Прищуром глаз похожим на портрет
Что и во сне отсчитывает такт
Не нарушая общего покоя
Он что-то с ночью делает такое
Что все в ночи молчит уже не так

 
 
 
 
 
*** М.О.
Ты находишь песчинки
Под плотными створками света
Где лениво и мягко
Промежутки заполнила жизнь
Словно луч на росе
Ты внимательно смотришься в это
И жемчужины слов
Отливают ухмылками призм
 
 
 
 
 
***
Ты, очарованный огнем
Его неуловимой грацией
Давно тоскующий о нем
Как о посланце древней нации

Что можешь знать ты о тоске
Того, чей мир лишь жар и трепет
Лишь свет
Сто формы взглядам лепит
Вминая словно след в песке
В воск памяти изгибы линий
Блеск красок и игру теней

Кто плотью призрачной своей
Творя объем и форму имени
Всему
Чего твоя ладонь
Касается, не чуя чуда
Когда уставившись в огонь,
Ты ждешь известия оттуда

Не ценишь счастья просто быть
Ее волос рукой касаться
Прохладу губ без страха пить
И рядом навсегда остаться

 
 
 
 
 
***
И вот теперь меж ними лишь оно
Его неуловимая текучесть
Блеск амальгамы
И такая участь
В которой обладать не суждено

А только отражать и любоваться
Плечо и шею, локон у виска
Лепить в себе на тонком слое блеска
Но плоским и холодным оставаться

Они уже мерещатся друг другу
И кожа словно ощущает кожу

О как они неистово похожи
О как идут к мерцающему кругу

И жалом жалости пронзая память
Ужом скользя среди фигур молчания
Сужалось и стремилось к окончанию
Их одиночество, что в прошлом не унять

А круг меж тем уже успел сомкнуться
И лишь одно теперь стоит меж ними
Сейчас они торжественно просунутся
И встреча покрывало тайны снимет

И отразятся гибкие объятья
Ночь, звезды, силуэты, небеса
И амальгама вздрогнет, не унять ее
И в них ворвется сладкая слеза.

 
 
 
 
 
 
***
Столкнувшись лбом с границами познанья
Довольно сложно сохранить лицо
В приличном состоянье узнаванья
Когда себя воображаешь молодцом

Отвратных врак врата
Окованы шипами
шипящих аспидов
Ужасные глаза
глас колдовской калят,
кольцуют взгляд и память,
стремленье смять велят,
гнетут стремниной страхов
– стражей бытия

где быт и я
в упор глядят друг в друга
ища глаза
и находя испуг
досаду
и непониманье

по ним маниакальное вниманье
скользит и жжется о свое скольженье
не в силах обуздать воображенье,
брожение досужих «почему?»,
«зачем?»,
«да как же так возможно?»…
воз можно этот утащить
но сложно зевоту одолеть
и внутрикожное круженье мурашей

Кащей им брат и дядька, и отец
Уж лучше аспиды,
их страхи,
и конец…
кон этот странен мне
что не кону не ясно
коль я не на коне
с уздой играть напрасно
не стану
стан колдовской у врат
мне ближе и милее
хотя бы тем, что отворот имеет
всем тем, кого возможно отвернуть

иначе непролазным стал бы путь туда,
откуда нет возврата,
откуда палкой не удастся возвернуть
в быт, голод, страх и непрерывные утраты

ведь если аспиду суметь взглянуть в глаза
и распознать в нем доблестного НАГА
то может вспомниться походка мага,
дающая способность выйти за
пугающей границы черту
и черти
утратят жуткий облик –
символ смерти
смиренья
меры
и мирских забот
настолько мерзких для иных
насколько
они желанны остальным
стальным упорством строящим свой быт
в котором каждый быть обязан сыт,
не любопытен
и послушен…
короче – по уши увешан зеркалами
чья амальгама искорежена веками страха…

весь этот шутовской наряд оставив
пугающей черте,
хранящей мир творенья
в котором можно раствориться
сотвориться
и претвориться и перетвориться
успев попутно стать и тем и этим
и всем на свете и ничем во тьме
и в теме тьмы
найти просвет, проход…
про все что хочешь
что еще придет
лишь только,
ты в темноту сумеешь прорости
стремленьем к цели
целым веселее, чем половинкам
по свету идти
пол, полом, он конечно же основа и магнит,
соблазн и всякое такое
но если пол и пол сплетают двое
цель обретает пульс,
дыханье,
вдохновенье…

и тут уж новая твориться жизнь
и завершается мое стихотворенье.

Категория: С.ТЕСЛА и М.ОРЛОВА | Добавил: territoria-teks (01.12.2007) | Автор: Тесла Сергей Михайлович
Просмотров: 316
Используются технологии uCoz