М.ОРЛОВА
ЯНТАРЬ

Мне снится – янтарь. Медовое озеро с плавными водорослями и медленными золотыми рыбами, белые сосны на берегу, солнечная смола на коре. Маленький муравей , все еще спешащий там, в слюдяном окошке прозрачного своего бессмертия.

Висячие сады с янтарными плодами на нитках. Растворенный экстаз, Амрита.

Древние пили янтарь. Настоянная на камне вода оживляла старцев. Бел горюч камень – он ли?

Мне снится янтарь. Однажды  застывший в золотых сотах времени где-то Там, Здесь он течет ровным спокойным светом.

Подводный русалочий замок, деревце счастья. Чудесный порошок, веселящий кровь.  Искры его – в живице сосны и горьковато-сладкой камеди абрикосовых деревьев.

Гибкий, подвижный, с кристаллом счастья внутри, он сродни еще одному чуду, Чуду Кино, которое тоже – запечатленное время
 

МАРГАРИТКИ

Домой, домой! – пела поляна маргариток, напоминавшая зеркало горного озера. Кристаллы росы подрагивали в чашечках цветков, и в самом центре их, в сияющей точке, там, где встречаются солнечные и лунные соки, зарождалась крошечная млечная туманность, перламутровой лапкой охватившая всю каплю – цветочный жемчуг. В этой зеркальной капле свились нити стеблей, шелк лепестков, золотой песок пыльцы и еще что-то, что древние, по незнанию, называли нитью Ариадны, путеводным разматывающимся клубком, играющего в дорогу с дорогой, с ритмом твоих шагов, твоей крови, твоего сердца.

Сердце жемчуга – соль. Солнечный искристый сгусток, играющий всеми цветами радуги, меняющий видимый мир и окраску пламени. Жемчуг поет только радость и тускнеет при виде боли, чтобы вобрав ее в себя, окольцевать ее, околдовать, окуклить, заковать в непрозрачную капсулу одному ему ведомых смыслов. И – ожить, повинуясь лунному свету. Один лишь день и одну лишь ночь нежится  цветочный жемчуг в лепестках маргариток, чтобы уступить дорогу новой капле росы,  и скатиться вниз , в нефритовую чашу листа.
 

             ***

Время собирает цветные камни и складывает в копилку. Время улыбается одними губами (и совсем чуть-чуть уголками губ) – так улыбается Будда.  Будущее гибко скользит по этим лепным устам, устилая собою дорогу в…

Зеркало двоится и покрывается рябью, едва заглянув в эти глаза. Стройные тени рассыпаются веером, ложась сразу  на все стороны света.

Я люблю эту поступь Тишины Мира. Лишь сдержанные звуки, оброненные Тем, Кто Растирает Тушь. В изящной граненой тушечнице  с такою же изящной нефритовой змейкой. Поскрипывает пестик о дно ступки. Рождаются Працвета, - чтобы разлиться фиолетовой далью чароита, нежной бирюзой, волшебной киноварью…

Кипит вода в котле. Позвякивают прогретые паром крохотные тигли. Алхимики с лицами, напоминающими деревья,  склоняются над клокочущим варевом.

Ангел стоит  в сторонке, прикрыв глаза крыльями – боится спугнуть.

Алхимический бульон, как по ступеням,  взбирается все выше и выше вдоль  гладкой поверхности реторты.

ПУСК!

…Молодое еще лицо безумно  усталого человека в заснеженном малахае  - теперь все реже вспоминают коронованную его фамилию…

Время спохватывается, и, как кукушка, захлопывает дверцы своего кукольного, нет, скорее, карточного домика.

Краски вползают на палитру. Покорно ложатся на холст. Застывают в согласном молчании.

Тогда и рождается  лик…
 

        ***

Соль..  соль… соль…

Сольмарин – прозвучавшее давным давно со дна состарившегося моря.

Сольный голос ветра  перелистывает пожелтевшие страницы. Складчатые горы рифмуются с такими же облаками.

Внутри горы – белый, опалово отсвечивающий зал.  Соляные колонны  подпирают его  медленно стекающие стены. Гигантская фигура  бывшего вождя  оплывает, как свечка, сползая к собственным его стопам, теперь это лицо – обтекаемый всеми мыслимыми потоками лик Великого Могола.

Гора дышит. Так тихо, что слышно,  как в ее недрах растут кристаллы. Живые, мерцающие изнутри своего мнимого одиночества.  Мыслящие. Цветы геометрии – калейдоскопичные, многогранник к многограннику, -  мерцающие зеленоватым неярким светом, выдающим тайну рождения.

Соль – как любовь. Растворяет и растворяется. Когда ее слишком много,  над ровной поверхностью  маленького мраморного моря  рождается новый кристалл. Несмышленый, раскачивающийся  в прозрачной колыбели, но с врожденной тягой к совершенству, приобретенной за все эти  немыслимые миллионы лет. Эти древние светящиеся частицы играют в крови, это они дают ей  вкус – и азарт – и проникновенность. Это они…они…

Во мне живет море. Праморе. Пра… -  вышептываю беззвучно. Ты улыбаешься. Ты так… прицельно улыбаешься в ответ.

Меня притягивает… вкус соли на твоих губах…  
Категория: С.ТЕСЛА и М.ОРЛОВА | Добавил: territoria-teks (01.12.2007)
Просмотров: 208
Используются технологии uCoz