Отражения снов

ššš

 

Быль или небыль… Тонкая кожица зеркальных снов с филигранью отражений обволакивает нашу жизнь. Амальгама шелушится, и под ней проступают давно забытые видения – мы-дети, мы-взрослые, мы…

Что снится зеркалам? Может, калейдоскопом лиц и движений – несвязные роли? Или ритмичную поступь чьих-то воспоминаний? А может, сами зеркала? Зеркала, отраженные внутрь самих себя, потаенная бездна, глубины мироздания. Если уронить камешек, долетит ли он до дна или так и будет бесконечно отражаться до скончания времен?...

Бархат и шелк, атлас и перья – веер времени изящными взмахами отмеряет сны. Отражается ли время? Может, белыми песчинками на твоих ладонях, может, тонкими линиями – на моих?...

Забыв про давний запрет, делаем шаг – внутрь, в память мира – в зеркало…. Оставляем за собой нитку распавшихся бус и медленный взмах пера. Кто увидит нас? Что напишет?...

 

ššš

 

Нежный шелк, зеркальная поверхность… Ты примеряешь образы по очереди, всматриваешься в отражения и напевно произносишь – «Подходит!» или «Опять не то…». В первом случае образ в зеркале подмигивает и начинает позировать, во втором грустно вздыхает и уходит за грань.

Лунный свет освещает туалетный столик, баночки с притираниями, костяные расчески, веера и ворох тканей… У окна ветка, на ней Ворон хитрым глазом взирает на твой маскарад. Ворон стар и опытен, и его одобрительное или насмешливое «каррр!» –  как  оглашение вердикта, заставляет тебя снять или надеть очередную маску.

Бельтайн. Пьянящий хоровод ликов, бликов, снов и мыслей – в глубину времен, в забытые песни и сказки.

Зеркала дрожат в предвкушении новых сюжетов, выстраивают декорации, наполняют зал мелодичным перезвоном

Входит шут – и маски оживают, кружась в танце, кокетничая, беседуя, чинно прогуливаясь вдоль старинных портретов… Шут грустно сидит на ступенях, у возвышения с роскошным чертополохом. Но вот венценосный цветок преображается, сбрасывает плащ и предстает в образе мужчины. Он оборачивается, протягивает руку к зеркалу за спиной и – шаг через раму – из него появляется королева. Чета окидывает взглядом гостей и говорит в один голос – «Пора!»

Время замирает. Издалека доносится мелодия флейты, она приближается, переплетаясь с валторной, альтом и басом, и вот уже оркестр звучит в полный голос и лишь замершие фигуры контрастом молчат по углам. Праздник вступает в свои права, вороновым крылом отчеркивает полночь – и фигуры снова оживают. Зеркала вдоль стен переглядываются, выделяя лица, жесты, улыбки – это отдельный театр, театр зеркал… Король с королевой движутся мимо танцующих, раскланиваясь и обмениваясь фразами, и вступают в зеркальный коридор. Отточенными перьями прочерчивают силуэты гостей.

Светает… В саду просыпаются цветы, и сны дремлют в их чашечках, укутавшись в тягучий сладкий нектар. Ворон, нахохлившись, как и прежде, сидит на ветке…

Ты оглядываешься на окно, поворачиваешься к зеркалу, удивленно всматриваешься в его глубину… Многогранность отражений выстраивается в сюжет – и вот бал, король с королевой и оживающие под росчерками их пера силуэты…

– Приснилось? – спрашиваешь ты.

– Приснилось, – соглашается Ворон. – Вот только кому….

 

ššš

 

В зеркальной глади бытия время перешептывается с эхом. Золотистый ободок, двояко-конусовидное тело песочных часов удобно ложится в твои ладони, и время замирает, пригревшись, как разомлевшая на пуховой перине кошка. Ты гладишь песчинки, перебираешь руками – минуты? часы? столетия? Вечность спит в твоих руках…

В зеркале девчушка с хитро вздернутым носом подсматривает за своей тенью. Тень шаловливо грозит ей пальцем, раскрывает зонт и удаляется. Девочка огорченно вздыхает и оглядывается в надежде отыскать новую игрушку. Краем глаза замечает невнятное дыхание амальгамы, и вот в глубине проступает лик женщины с песочными часами в руках. Она манит девочку пальцем и та – робко, удивленно – делает шаг внутрь. В комнате появляется тень, складывает зонтик, вешает его на спинку стула и усаживается в кресло с книгой в руках.

Калейдоскоп лиц, следов, тонких граней бытия – чьих, когда?...

Девчушка вступает в чертог, с удивлением осматривается, замечает женщину на зеркальном троне, пересыпающую песок из руки в руку.

Ступени устало вздыхают под тяжестью снов…

Девочка в летящем наряде примеряет роль хранительницы зеркал…

 

ššš

 

Бездонным  колодцем – мой взгляд в зеркале. Уходит за грань… что прозревает, кого встречает?...

Зеркало тихо дышит под моими ладонями, храня в своих глубинах события столь древние, что их уже давно считают мифом…

В отражении – ты, пальцы перепачканы чернилами, кляксы причудливыми островками разбросаны на пергаментном листе. Что сочиняешь – сказку? завтрашний день?

Я зову тебя по имени, ты поднимаешь голову, улыбаешься и пытаешься оттереть пальцы салфеткой. Я насмешливо качаю головой и протягиваю руку. И вот ты рядом, здесь и сейчас, и не важно, что никто – и даже мы сами – не знаем, где это здесь и когда это сейчас. Рисуем на зеркале знак молчания, и выходим в сад.

– Ты знаешь, сегодня в озере появилось новое зеркальце – совсем маленькое, тонкокожее… Оно, как ребенок, копирует подряд все, что видит …

– Давай сделаем ему подарок – пусть отразит нас. Может, чуть позже у нас появится новая дверь в чей-то сон.

Мы заглядываем в зеркальце, оно старательно вглядывается в наши лица, проявляя те черты, которые не сумело отразить сразу – и вот радостная дрожь пробегает по амальгаме.

Ты смеешься, гладишь найденыша и с разбегу ныряешь в озеро. Я спешу следом – и вот мы выныриваем – возможно, в другом мире, а может просто на другом берегу… Камыши покачиваются под упругими ладонями ветра. Ты улыбаешься, стряхиваешь капли с ресниц и прижимаешься ко мне…

Зеркальный калейдоскоп звезд танцует на полированной поверхности воды…

 

ššš

 

Закрываю глаза. Отражение успевает скользнуть под веки зеркальной рыбой – и вот уже мы вместе погружаемся в глубины чьих-то снов… Дна нет... и никогда не было. Верх и низ теряют смысл, остаются только дыхание и чей-то тихий возглас – «Смотри!»

Смотрю… в пустоту, бархатную и тяжелую, внутрь себя, времен, давно забытых мифов… Лики отражений медленно выступают на передний план – и вот уже зовут меня, разворачивая передо мною полотна дорог и сновидений – яркие и запыленные, слегка горьковатые на вкус, они манят, и уже невозможно удержаться от шага за грань.

Оперетта-буф, где главный персонаж – дева-зеркало, чей взгляд способен отразить даже то, что никогда не существовало, придать ему форму и смысл – и отпустить… бродить внутри бесконечных зеркальных коридоров.

Мы все – отражения времени, его быль и не быль. Кто видит нас, о чем молчит там, по ту сторону амальгамы?

Зеркало в моей комнате седеет, смаргивает и засыпает…

 

ššš

 

Тихий шепот за спиной. Свечи подрагивают, напряжение нарастает и вот – шаги, почти неслышно, украдкой. Пахнет морозным утром. В зеркалах отражаемся не мы. Древность подглядывает за нами из-под серебристых век амальгамы.

Дышит. Таинственно.

На столе свечи, перья, книги. И – неожиданно, неуместно – чей-то громкий смех. Резной ларец, древнее самого первого воспоминания о мире, раскрыт и в глубинах его желтеет пергамент с непонятными полустертыми знаками и пометками на полях изящным почерком.

Читаем. Нервно. Склонив головы друг к другу и почти касаясь лбами. Волосы щекотно скользят по щеке. Ты улыбаешься.

Сказка, всего лишь сказка

А может…

В уютных объятиях камина дремлет огонь. Тихо поет ветер в дымоходе – интересничает. Белозимнее утро заглядывает в окно.

Что нам приснилось?

 

ššš

 

Ты молчишь, я молчу.

Мы склоняем молчанье друг друга.

Как узорная наледь,

Ложится вокруг тишина.

Мы стремимся понять

(нам смешно и немного тоскливо) –

Что за странная мысль

Облачать свое время в слова?

 

Как всегда, наши дни

Зеркалами проносятся мимо.

Как и прежде – вдвоем,

И беззвучье звенит, как струна.

Только щемит в груди.

Как согреть нам озябшие души?

Милый, может и мы?...

И в ответ вырывается – «да!»

 

ššš

 

В старинном доме

Пахнет медом и полынью,

Скрипит тихонько

Поцарапанный паркет.

Здесь кто-то жил,

Но было ль это былью?

А может просто

Вязь времен черкнула след?

 

Но в зеркалах

Еще видны балы и встречи,

И ты – со шлейфом платье – весела.

Событий дым

Заморской дивной птицей

Мелькает отраженьем

В витражах.

 

Где это все – уснуло? позабыто?

А может просто

Не дописана строка…

Стираю пыль

И зажигаю свечи.

Итак, продолжим…

Дрогнула рука…

 

ššš

 

что чувствует кинжал

отражаясь

в зеркальной глади?

 

ššš

 

словно зеркало

отражаю

тебя

 

ššš

 

зеркало

кто скрывается

в твоей глубине?

 

ššš

 

уснувший огонь

не отражается

в зеркалах

 

ššš

 

бронзовая статуэтка

вот-вот оживет

ставлю у зеркала

 

ššš

 

в зеркале

не найти отражений

детей,

    цветов

         и твоих снов

 

ššš

 

тонкие шрамы

на зеркальной поверхности

что нацарапано?

       может, люблю?...

             может, ненавижу?...

 

если заглянуть в зеркало

можно увидеть

         его душу

             но почему с твоим лицом?...

 

ššš

 

как поношенный плащ

сбрасываю маски

пристально

                вглядываюсь

              в зеркальную

             пустоту

 

ššš

 

девочка-эльф

с лукавой улыбкой

как появилась ты

в моем зеркале?

 

ššš

 

натопи камин

в бордовой гостиной

разбуди зеркала

 

 

 

 

 

 

Категория: Арина ЖУКОВА | Добавил: territoria-teks (12.01.2009)
Просмотров: 100
Используются технологии uCoz